Станислав Наумов:

22 августа — день Российского флага — в наибольшей мере заслуживает памяти о событиях 20-летней давности. Увы, я не в курсе содержания нашей внутринациональной дискуссии.   А на глобальных экранах  какого-то особого «историфицированного» внимания к стране, чья собственная Берлинская стена оказалась баррикадами на Краснопресненской,  не ощущается.  Наверное, виной всему выходные, отпускная пора по всему Северному полушарию и мое нежелание искать и смотреть  англоязычные СМИ. 
Уверен, что через пять лет, спустя четверть века после путча и после самороспуска  КПСС (по-моему, эта августовская дата еще впереди) общий тон дискуссии об альтернативах ГКЧП и последующему самороспуску уже СССР будет иным, чем сегодня. Таковы ритмы российской истории, в ней заметные смысловые сдвиги начинают происходить в этот отрезок времени  — между 20 и 25 годами, от какого значимого предыдущего поворота отсчет не веди. 
К числу ключевых тем для курсовых и дипломных работ на пять лет тому вперед отнесу необходимость тщательного и детального анализа всей внутренней политики 1987- 1991 годов — прежде всего,  с позиции обеих флангов правящего класса тех лет. Просто любопытно выстроить ретроспективу их конкурентной борьбы за  неслучившееся будущее. 
Но есть ли эта ретроспектива у августа 1991 в чем-то еще, кроме самого себя? Может оказаться, что  технологи ГКЧП просто не могли написать и нарисовать как схему ничто иное, чем то, что мы тогда, 19 августа, прочитали и увидели. 
Что бы не старалось быть предзаданным по шаблонам пресловутого авторитаризма, но вспоминается  промах за промахом тех, кто попытался перехватить власть, не выходя из нее. Сдвиг оказался сбоем. Это сделало выигрышной активную позицию на самом-то деле  небольшого числа представителей социальных групп, только начинавших бороться за власть.   Собравшиеся в ночь с 19-го на 20-е и с 20-го на 21-е возле Белого Дома в Москве и в стенах нескольких сотен демократически настроенных муниципалитетов и редакций газет в провинции просто взяли да нарушили режим чрезвычайного положения.   Это была досада на скоротечность времени, в рамках которого активная часть отечественного среднего класса начала настраивать мироустройство своей страны по интересным ей самой стандартам. Это было стойкое неприятие меньшинством попытки решить на внутриаппаратном уровне судьбу уже давно не  их Генерального Секретаря, но еще их Президента
 Это настроение сделали своей базой другие предпутчевые оппоненты Горбачева, смело дав расколовшемуся большинству только один повод — высказаться позднее на парламентских выборах 1993 года вполне адекватным для риторики ГКЧП образом. 
Это удивительно, но именно благодаря такому набору противоречивых реакций — в рамках того, чему большинство из нас -современники, произошли не менее серьезные, чем в 17-м году, внутренние перемены. 
Но ровно поэтому оценка качества проведенных  в 90-е годы социально-экономических реформ должна делаться с учетом давления на их контур представителей столь по-разному складывающегося  большинства. Очевидно, что  августовский триколор, смельчак и красавец, сбалансировал  как те намерения, которые были у партии власти в 1986-м, так и те самоограничения, которые характеризуют  поведение будущих победителей уже в 1996-м году. 
Тем, кто считает себя хотя бы по происхождению  связанным с ценностями отечественного среднего класса 20 века,  теперь стоит настраиваться на кропотливую общественную работу. И грядущие годовщины начинать чтить праздником  Российского Флага нового образца прежде любых мемуаров.  

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)

У меня много поводов чувствовать профессиональную гордость. Посмотрел, как обычно, программу Сергея Брилёва. В ней услышал про 20-летие создания Налоговой службы. Это и мой праздник тоже. Благодаря целому ряду обстоятельств, связанных с результатами выборов 1995 и 1996 года и с приходом в Правительство «молодых реформаторов», моим первым рабочим местом в Москве в мае 1997 года стал кабинет помощника Руководителя Госналогслужбы РФ. В течение года вместе с Александром Починком я участвовал в информатизации региональных инспекций, повышении собираемости налогов с крупнейших предприятий ТЭК России, начал заниматься проблемой соблюдения авторских прав в шоу-бизнесе, сделал одну из первых разъяснительных кампаний, связанных с налоговой реформой. Где-то дня за три до отставки вёл вместе с ребятами из издательского дома «Коммерсант» редкую по тем ещё временам конференцию для промышленных, деловых и научных кругов «Налоги, которые мы выбираем». Следующего руководителя ГНС на Неглинную 23 приехал представлять вице-премьер Виктор Христенко, незадолго до повышения переехавший в Москву из Челябинска на позицию заместителя министра финансов. Помню, как в голове крутилась мысль… Даже не о том, как же быстро закончилась моя карьера в федеральных органах исполнительной власти. А просто, как жаль потерять тот шикарный вид, который открывался с лестничной клетки между шестым и седьмым этажом на самый центр столицы — в сторону Большого Театра, гостиницы «Москва». Зато теперь – просто праздник.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)

http://www.raso.ru/conferences/conference82.html

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)

http://www.rosbalt.ru/main/2007/11/28/434027.html

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)